(812) 314-05-52

Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 15-17

Язык - это путь к сердцу человека и сокровищам мировой культуры.

                  (812) 314-05-52

Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 15-17

КОРПОРАТИВНЫМ КЛИЕНТАМ

Главная \ Наши публикации \ Что важнее процесс или результат?

Что важнее процесс или результат?

В 1994 году я прошла стажировку в США по программе Консорциума «Европа-Америка-500» для руководителей зарождавшегося в то время  малого бизнеса. Стажировка продолжалась пять недель и состояла в работе в фирме соответствующего  профиля  с целью получить представление о том, как работает американский бизнес. Как глава школы иностранных языков я стажировалась в двух языковых школах г. Цинциннати, штат Огайо, а те, кто руководил, к примеру, гостиничным бизнесом стажировались в гостинице, совладелец патентного бюро стажировалась в патентном офисе и т.д.

Когда я появилась на моем новом рабочем месте, в школе иностранных языков, со мной не стали долго «возиться», а немедленно «прощупали»,  на что я способна с помощью теста TOEFL. Разумеется, культурный шок и 8-мичасовой сдвиг времени никто принимать во внимание не собирался. После того, как я написала тест с  96% правильных ответов, официальный тон общения сменился на более теплый. Это было первое, но не последнее испытание, которое мне было заготовлено.

Однажды мне  предложили посетить обычную американскую общеобразовательную школу и посмотреть урок русского языка, который американские дети изучали как иностранный. Школа была совсем не похожа на нашу, где в коридорах можно найти информацию об истории родного города, портреты выдающихся ученых, фотографии бывших учеников, добившихся успехов, фотографии сборной школы по туризму с кубками победителей и др. Ничего подобного я не увидела, оказавшись в казармоподобных коридорах американской школы. Потоки учеников юнисекс в одинаково потертых  джинсах и с одинаковыми прическами бродили по коридорам во время перемены. Не было и намека на творческий подход к оформлению школы, которая, по крайней мере, в наше время, была для нас моделью мира. А информация на стенах давала пищу уму или воображению.                                                                          

Когда мы с Джейсоном, заместителем директора школы, в которой я стажировалась, вошли в класс, мне мгновенно предоставили слово и предложили провести урок. Видимо, для них преподаватель английского как иностранного мало отличается от преподавателя русского как иностранного (Вообще-то это разные профессии!). Оправившись от шока, я все-таки провела урок, используя приемы обучения английскому. Я достаточно хорошо представляю уровень «либерализма» в США, поэтому первый же вопрос учеников восьмого класса, в каком возрасте русские подростки начинают жить половой жизнью, меня не слишком обескуражил. В процессе урока я реагировала на работу учеников так же, как я обычно реагирую на ответы своих студентов «Отл-л-лично!», «Неплохо», «Могло бы быть лучше».

После урока Джейсон выглядел просто изумленным. Когда я спросила, в чем дело, он признался, что ему даже удивительно, что я смогла вести урок и не встретила сопротивления класса, когда открыто высказывала свое недовольство при неверном ответе. «У нас принято поддерживать студентов и постоянно поощрять их, как бы они ни отвечали. Иначе можно отбить у них  желание учиться»,- пояснил он.

Но самое интересное произошло после урока, когда мне представили преподавателя русского языка этого класса. Ею оказалась женщина из Словении, для которой русский язык был не родным. Она засмущалась, когда мы начали говорить на русском, как смущается каждый, кто говорит на иностранном языке с носителем этого языка. Я решила свести разговор к минимуму и не усугублять напряжённость момента, поэтому задала всего один вопрос «Чему бы Вы хотели научить своих учеников помимо собственно предмета?»

Ответ последовал незамедлительно: «Во-первых, я хотела бы, чтобы у каждого моего ученика была мечта к концу школы, а, во-вторых, уверенность, что он эту мечту сможет достичь».

Согласитесь, есть о чем поразмыслить! Когда начинаешь сравнивать нашу систему образования с западной,  замечаешь главное отличие: в нашей культуре обучение - процесс, а в западных странах обучение ориентировано на результат.

В подтверждение этого вывода приведу пару примеров из практики. Обучая школьников, я всегда спрашивала их, к чему они стремятся, какие у них цели и неизменно получала ответ: «Моя цель – поступить в университет». То есть в их сознании средство достижения цели подменяет саму цель. Значит, цель вообще часто не ставится! А как можно достичь чего-либо значительного, если не формулировать цель?

Или еще один пример. Я, как руководитель школы иностранных языков, уже 26 лет провожу собеседование с кандидатами на должность преподавателей разных языков. Один из вопросов, который я неизменно задаю, это какими качествами должен обладать преподаватель иностранного языка. Практически всех этот вопрос застает врасплох! Это говорит о том, что за пять лет обучения в университете, никто не ставил перед ними задачу сформировать портрет идеального преподавателя  для того, чтобы в процессе обучения и дальнейшей профессиональной деятельности развивать необходимые качества. При подготовке к интервью при приеме на работу специалистов других специальностей: программистов, экономистов, юристов, менеджеров и др. я столкнулась с этой же проблемой. Следовательно, наша система образования организована так, что студент накапливает знания по выбранной специальности, а не готовит себя к решению конкретных  профессиональных задач. 

Если Вы со мной согласны в том, что у нас процесс важнее результата, поделитесь своими соображениями, почему у нас такая сложилась традиция и не следует ли что-то «подправить в консерватории». У меня есть своя версия:)

 

Читайте так же:

На главную Напишите нам Карта сайта